.

ВАЖНО!

RSS
Общественный информационный Отчет «Органы власти субъектов РФ — навстречу людям!»06.07.2017 13:35
Руководствуясь задачей освещения динамики исполнения Поручений Президента РФ по итогам «Прямой линии с Владимиром Путиным», состоявшейся 15 июня 2017 года, главный интернет-портал регионов России, ОИА «Новости России» и редакция журнала «Экономическая политика России» формируют в сети интернет Общественный информационный Отчет «Органы власти субъектов РФ — навстречу людям!». подробнее »
Все важные публикации

Баннерная сеть

Президент РоссииПравительство Российской ФедерацииМинистерство культуры Российской ФедерацииГубернатор Челябинской областиПравительство Челябинской областиМинистерство культуры Челябинской областиАдминистрация города ЧелябинскаПортал Культура.рф

Информация о работе «прямых линий» по вопросам антикоррупционного просвещения в Управлении культуры Администрации города Челябинска

Управление гражданской защиты города Челябинска предупреждает о необходимости соблюдения населением мер пожарной безопасности

АИС

Информационные партнеры

[Версия для печати]

Одним из интересных явлений культурной жизни Челябинска в последнее время становится так называемый public art — искусство в общественном пространстве. В Челябинске начали появляться объекты городской скульптуры, которые подчас вызывают неоднозначную реакцию жителей. Зрители, которые сталкиваются сегодня с ними на улицах родного города, часто оказываются смущены или раздосадованы сложностью и непонятностью такого искусства. Например, работы финских скульпторов Сайфуллиных.
 
 
 
 
 
 
   
Чтобы разобраться в том, насколько нужны облику города такие перемены, мы узнали мнения трех экспертов в сфере культуры и искусства. На наши вопросы ответили директор Челябинского государственного музея искусств Станислав Ткаченко, арт-директор галереи современного искусства «OкNo» Светлана Шляпникова и кандидат культурологии, доцент ЧГАКИ Мария Шуб.
 
 
Мы встретились с директором Челябинского государственного музея изобразительных искусств Станиславом Олеговичем Ткаченко, чтобы обсудить архитектурно-художественную среду Челябинска, узнать его мнение по поводу новых скульптурных форм на улицах города, а также поговорили о том, каких мифов не хватает городу.
 
- Сейчас идет очень много споров по поводу изменения облика Челябинска. В последнее время в городскую среду активно начинают внедрять элементы, которые вызывают подчас неоднозначную реакцию горожан. Только за два прошедших месяца, например, появилось множество непривычных для Челябинска скульптур – «Бык», «Урало-Сибирская стела», «Трактор», «Пролетарий», «Венер». По каким критериям можно оценивать такие объекты?
- Существуют определенные законы, которые созданы не нами и не в двадцатом веке. Они были известны древним грекам, их знали в Древнем Риме, и получили развитие в эпохи Возрождения и Средневековья.
- Как эти законы должны воплощаться на практике? Какая, по-вашему мнению, скульптура должна располагаться на улицах города?
- Всему предназначено свое место. Для картин требуются определенные экспозиционные условия, это верно и для скульптур! Существует жанр интерьерной скульптуры, другие произведения украшают фасады зданий. Особый жанр – скульптура для городской среды, являющаяся частью городского организма, подобно домам, фонтанам, машинам, пешеходам, всему из чего состоит Город. Для формирования комфортного пространства требуется достигнуть гармоничного сочетания всех элементов. Городская скульптура не может создаваться абстрактно от города. Сначала исследуется городское пространство: проезжая часть, тротуары, здания, зеленые насаждения, прочие сегменты городской территории, предназначенный для размещения скульптуры. И уже потом, мастер ваяет произведение с адекватными пластическими параметрами, габаритами, из определенного материала. Это, казалось бы, обычные, понятные правила, которыми, к сожалению, нередко пренебрегают.
- Многие жители не знают этих законов, они ориентируются на собственные впечатления в категориях «нравится-не нравится». Можно ли доверять такой оценке?
- Человек ориентируется на внутреннее чувство красоты, гармонии. Если скульптура устанавливается не в квартире или возле своего дома, а в общественных местах, нужно спросить мнение людей, которым предстоит ежедневно встречаться с новым «соседом». Это первый момент. Второе условие – проведение открытого творческого конкурса с обязательным участием профессиональных художников. Убежден, что городская пластика – дело профессионалов, талантливых и обладающих опытом монументальной скульптуры.
- А какое место занимают в таком случае так называемые малые архитектурные формы?
- Действительно такие скульптуры активно «заселяют» города, и многие пользуются популярностью. Я посмотрел, что происходит в разных городах и весях, и обратил внимание на одну закономерность – там где много местных ярких художников, где налажен диалог власти, художественного сообщества и горожан, городская скульптура значительно выше по художественному уровню.
- Как вы считаете, при проведении конкурса на размещение скульптур нужно отдавать приоритет местным скульпторам?
- Скульпторов-монументалистов в России не очень много. В значительной мере, это обусловлено редкостью заказов на монументальную скульптуру. Думаю, что конкурс следует проводить на таких условиях, чтобы и у столичных скульпторов (а именно в Москве наиболее сильна традиция монументальной пластики) появлялся интерес к участию. Между тем, в Челябинске живут замечательные мастера, например, народный художник России Вардкес Авакян. Всем прекрасно известен челябинец Виктор Митрошин, который как раз, на мой взгляд, наиболее интересен в малых формах, Можно назвать и скульптора Аллу Давидович, и еще несколько имен. Помимо высокого профессионализма, эти художники знают и чувствуют Челябинск. А в качестве примера органичного соединения скульптуры, ландшафтного дизайна и архитектуры хочу назвать памятник С.М.Цвиллингу работы скульптора Е.И.Макарова. Сквер вокруг бюста, созданный архитектором Диной Львовной Бернштейн, для меня - самое уютное место в городе.
- Действительно, очень приятное место.
- Потому что все сделано правильно – правильные деревья высажены, памятник правильный – по выбору материалов, по высоте, по форме, он сам, как некое растение: на нем уютно птицам, дождь меняет его окраску, зимой снег красиво ложится. Я убежден, что следует очень требовательно и внимательно подходить к появлению в городе любого здания или скульптуры. Нельзя засорять город.
- А что касается скульптур «Венер» и «Пролетарий», которые вызвали активное обсуждение в Интернете и СМИ, что вы можете сказать о них, соблюдено ли такое отношение и законы, о которых вы говорили, в произведениях скульпторов Сайфуллиных?
- Любой объект, любое произведение искусства транслирует смыслы и значения. Если художник задумал своей работой сказать что-то важное, то следует позаботиться и о том, чтобы высказывание было к месту. Тема «Человек труда», такая брутальная промышленная эстетика – как они связаны с плавной архитектурой здания бывшей гостиницы «Центральная»? И еще. Насколько созданный образ созвучен теме? Название «Венер» - это ирония, провокация? Правда, объект «В», на выставке современного искусства, безусловно, обращал бы на себя внимание.
- То есть, по-вашему мнению, на улице Челябинска ей нет места?
- Основная черта городской скульптуры - дружественность человеку. Горожанин должен если не полюбить, то симпатизировать ей, подходить без страха, фотографироваться. Рядом с черным Пушкиным возле фонтанана Кировке никогда не появлялось желания присесть, сфотографироваться. И «Венера», тоже, буду обходить стороной.
- Но скульптурные композиции не только являются украшением города, но и являются знаковыми объектами, носителями челябинских символов, мифов. Каких, по-вашему, мифов не хватает Челябинску?
- Я думаю, что в истории Челябинска масса событий и персонажей, которых нужно мифологизировать, превращать в мифологемы и бренды. Например, фигура его основателя. В городе нет ни памятника, ни мемориальной доски, посвященной полковнику Тевкелеву, более того, не найден ни один его портрет. Не найден или не искали?! Нет памятника великому писателю Ярославу Гашеку, жившему одно время в Челябинске, или, как вариант, его знаменитому солдату Швейку. Не отмечены достойным образом и вклад в развитие города купцов Яушевых, Галеева. Мифотворчество строится на реальных историях, не утративших своей значимости, важных для понимания истории и значения своей Родины и любви к ней.
- Если мы говорим о бренде, о целостном образе города, каким образом, по-вашему мнению, он должен строиться. Городская среда – это одна из составляющих визуального облика Челябинска, какие еще элементы могут быть использованы?
- На мой взгляд, неразвитое мифотворчество связано, помимо других факторов, с отсутствием структуры, способной их продуцировать. Музеи, конечно, занимаются созданием таких исторических образов, мифов. Каждая экспозиция это мифотворчество. Поэтому, музеев в нашем городе, особенно тематических, должно быть значительно больше. Но в союзе с музейщиками, возможно под крышей одного учреждения, должны работать архитекторы, скульпторы, дизайнеры, пиарщики, рекламисты, социальные психологи и социологи. Тогда появится возможность рассматривать историю, культуру и искусство Челябинска с различных точек зрения, выстраивать многомерный целостный, «долгоиграющий» образ.
- Чтобы подвести итог нашему обсуждению городской среды Челябинска, ее визуального образа, ответьте, пожалуйста, как вы видите будущее таких инициатив местных властей по установке скульптур?
- Для начала, в городе нужно навести порядок с архитектурой, в новостройках хочется видеть архитектуру, а не только строительные технологии, роль архитектора не должна умаляться. Необходимо срочно заняться реставрацией «оставшихся в живых» исторических зданий. В центре города не может быть пустырей и заброшенных старинных домов! Сделать улицы удобными и для машин, и для пешеходов, велосипедистов. Должны вернуться скамейки, газоны, клумбы, скверы, стоит наложить вето на вырубку деревьев! Честно говоря, это представляется более важной, первостепенной задачей. А потом можно обсуждать размещение скульптур, памятников. Выбор следует основывать на итогах конкурса, с непременным обсуждением горожанами.
О том, какая грань отделяет искусство от бессмыслицы, есть ли место авангардным скульптурам на улицах Челябинска и, почему прежде, чем судить о произведении, нужно пообщаться с искусствоведом, мы поговорили с арт-директором галереи современного искусства «OкNo» Светланой Шляпниковой.
 
- Как вы можете оценить нынешний облик Челябинска с точки зрения городского обустройства, архитектурного разнообразия?
- Сейчас у многих людей есть возможность путешествовать, бывать в разных странах. Если проводить глобальные сравнения, то, конечно, современная архитектура в нашем городе представлена достаточно скудно, невыразительно. При наличии новых технологий и материалов, возможности получать образование, это говорит либо об отсутствии специалистов, либо об их невостребованости, непонимании людей принимающих решения.
- В последнее время городские власти озаботились преображением облика Челябинска. Буквально за несколько лет появилось множество арт-объектов, которые вызывали подчас неоднозначную реакцию. Скульптура, изображающая губы в парке Пушкина, например, или памятник «Я люблю ЧЕ» в Гагарина. За последний месяц появились «Бык», «Урало-Сибирская стела», «Трактор». По мнению чиновников, это позволит разнообразить безликие индустриальные пейзажи. По-вашему, такой дизайнерский подход к градостроительству - это позитивная тенденция?
- Желание сделать город интересным, я, безусловно, поддерживаю. Но мне не понятен принцип выбора авторов. Я знаю, что в Челябинске немного профессионально работающих современных художников. Не удивлюсь, если администрация города не знает о таких художниках. Не так много в городе выставочных пространств, где мы бы могли увидеть современные формы искусства. И отсюда вытекает другая проблема: в принятии решений связанных с эстетическими критериями, необходимо привлекать специалистов. За 16 лет работы в музее и 14 существования галереи «ОкNо» я не помню случая, когда бы к нам обратились за профессиональным мнением по этому вопросу.
- То есть, судить о ценности городских скульптур, например, должны в первую очередь искусствоведы?
- На этапе принятия решения, безусловно, экспертное сообщество, в которое должен входить и специалист по изобразительному искусству. Искусство, как любая область знания, требует образования. Утверждая искусствоведов всегда опираются на объективные критерии. Этих людей, как и художников не так много в нашем городе, но тем проще их найти. Уверяю вас, что они заинтересованы в том, чтобы Челябинск был визуально интересным городом.
- Как обычные горожане, большинство из которых мало разбирается в современном искусстве, могут ориентироваться в своих оценках таких объектов?
- Вот для этого и нужны грамотные эксперты. И тогда человеку не нужно оценивать, он просто будет иметь свое вкусовое мнение, и ничего страшного, если что-то будет не близко, неинтересно. Он получит новый опыт, и, быть может, через какое-то время у него измениться восприятие. Главное, чтобы это был предмет искусства, а не подделка, имитация искусства. Ведь в бытовой жизни человек тоже не всегда самостоятельно что-то выбирает, часто ориентируется по марке, по тому, что он видел в рекламе. В искусстве - то же самое: есть известные имена, работы которых получили признание экспертного сообщества. С неизвестными художниками сложнее, их работам необходимо получить профессиональную оценку, и здесь искусствовед может сказать о пластических достоинствах, воплощении образа, архитектор должен оценить как впишется скульптура или объект в городскую среду. И это обязательно должно быть коллегиальное мнение. И тогда отобранные профессионалами проекты можно вынести на общественное обсуждение, где каждый может свое мнение, проголосовать за выбор того, или иного объекта, скульптуры.
-А как определить, что является искусством, а что – нет?
- Нужно посещать выставки, интересоваться историей искусства, со временем выработается вкус, возникнет понимание. Иначе никак.
- В последнее время в городе появляются объекты, которые иногда непонятны простым жителям, например скульптуры «Венер» или «Пролетарий» вызвали массу споров. Как вы можете оценить художественное воплощение темы «Человек труда»?
- Мне эти объекты нравятся, не понимаю, что в них такого шокирующего. Эти скульптуры интересны по своему решению, по пластике. На мой взгляд, они знакомят тех челябинцев, которые не очень погружены в искусство, не бывают в музеях и галереях, с тем, какой разной может быть скульптура, как современный художник, к примеру, из груды металлолома может создать образ. Нет сомнения, что это работы художника.
- Звучат упреки, что подобная скульптура попросту не вписывается в облик Челябинска. Проходя по знакомой улице и видя такой объект, люди говорят, что она вносит дисгармонию, конфликтует с городской средой. Что вы об этом думаете?
- У меня они не вызывают отторжения. Я видела и более, так скажем, устрашающие вещи. Люди относятся к искусству как к чему-то утилитарному. Чаще всего они думают об искусстве, что это украшение. Но искусство XX-XXI вв. это сфера критического отношения к действительности, и эпоха, когда все идеализировалось, прошла уже триста лет назад. Если в современном мире художник видит что-то страшное, он выражает это в своих работах. Художник так воздействует на своего зрителя, чтобы обратить внимание на что-то, что для него важно. Искусство и существует, чтобы мы задумывались, понимали и видели. Почему человека не возмущают горы мусора под ногами, жестокость (вот, к примеру, сейчас в городе уже несколько бездомных животных получили пулевые ранения), а когда художник говорит об этом в своем произведении, людей это вдруг начинает возмущать. Это очень нечестное отношение: желание современного общества жить в комфорте, не оглядываясь на то, какие безобразия творятся у него под носом. Но я поддержу тех, кто говорит, о том, что для скульптуры «Венер» выбрано неудачное место.
- Надо заметить, что челябинцы итак не избалованны красотой и комфортом на улицах города.
- Да, конечно, человеку необходимо видеть красоту, жить в гармонии, слушать гармоничную музыку, и мы должны менять мир у лучшему. Если этого не будет, цинично это провозглашать в искусстве.
- В первую очередь такое публичное искусство должно останавливать человека на улице родного города и, обращать на себя внимание?
- Искусство может быть разным, я вовсе не призываю пугать горожан. То, что художник использует металлолом в скульптуре «Венер» это ведь очень знаково для нашего города. Люди не задумываются о том, что происходит с мусором, который они каждый день выбрасывают. Люди не замечают многих вещей, разрухи вокруг, удивляет, что они вообще заметили этого «Венера». Меня лично многое другое оскорбляет на улицах нашего города. А когда бросовые материалы в руках художника превращаются в художественный образ, это здорово! Нужно просто работать с людьми, объяснять им, что это тоже искусство, а они в свою очередь должны захотеть узнать новое, а не огульно судить. Я знаю на своем опыте работы галереи «ОкNо», что зрители очень быстро учатся, видя достойные образцы искусства. К примеру, 15 лет назад мало кто в Челябинске понимал, что такое объект, инсталляция, перформанс. Скажите, кто сегодня об этом не знает? Все в наших руках – сделать город визуально интересным, задуматься над тем, что и ради чего сделал художник.
- Посмотрев на реалии нашей отечественной массовой застройки, все-таки можно увидеть, что стирается всякая связь между изобразительным искусством и архитектурой. Могут ли малые архитектурные формы, монументально-декоративные и декоративные скульптуры внести то художественное разнообразие, эстетику и гармонию, которые необходимы человеку?
- Они могут внести гармонию в жизнь человека, если они сделаны настоящим художником. Проводились исследования, которые выяснили, что в районах массовой однотипной застройки наблюдается повышенный процент агрессивного поведения людей, хулиганских действий, в подъездах и во дворах все выворочено. Так реагирует психика человека на прямые линии, углы и повторяющиеся элементы. Человек начинает чувствовать себя ущербным. Вместо того, чтобы развивать свои способности, учиться, начинает проявлять агрессию, разрушать все вокруг, но даже, если он не осознает, что живет в разрушенном мире, это влияет на его самочувствие, проявляется в его поступках. Так появляются резервации, целые неблагополучные районы, куда ходить страшно. Паблик-арт хорош тем, что это открытая среда для всех, здесь можно экспериментировать.
- Какое, по-вашему, место в городской среде должны занимать малые архитектурные формы? Какие темы они должны развивать?
- Челябинск по-прежнему промышленный город, а в 1980- 90-е годы был городом театральным, Челябинск - город многонациональный. Могут быть разные темы, а могут быть просто эстетические объекты. К примеру, у нас мало цвета, мы большую часть года существуем в серо-белой гамме. Можно вносить цвет на улицы города, он же тоже влияет на настроение, это могут быть абстрактные произведения. Есть стрит-арт, и в нашем городе живут высокопрофессиональные стритартовцы, но работают они в Москве, Европе. Давайте дадим им работать дома. И они превратят ряд однообразных домов в интересные объекты, создадут интересные позитивные образы. Можно собрать портфолио и дать горожанам возможность самостоятельно выбрать. Готова этому содействовать, наша галерея сотрудничает с этими художниками, у нас проходят их выставки.
- В каком направлении, по-вашему, должны двигаться усилия по изменению облика города?
- Возможностей масса, пока нет постоянной практики, вероятно, нет доверия. Необходимо быть более открытыми. Нужна общая цель, объединяющая людей, и только в таком содружестве может что-то получаться. Когда мы будем едины в желании сделать город интереснее, тогда мы начнем по настоящему любить Челябинск и перестанем в уничижительной форме говорить о нем, а будем с достоинством заявлять: «Я живу в Челябинске», и все будут знать, что это креативное место, где развивается, к примеру, паблик-арт, стрит-арт. Это будет притягивать к нам интересных художников, личностей, к нам в город будут приезжать, и не только, потому что на нас метеорит свалился с неба, а именно благодаря нашим активным действиям.
 
 
С кандидатом культурологии, доцентом ЧГАКИ Марией Львовной Шуб мы обсудили, есть ли место авангардному искусству на улицах города, почему контактные скульптуры помогают сделать город более человечным, и стоит ли доверять первому впечатлению.
 
- Мария Львовна, мы хотели узнать Ваше мнение насчет того, как меняется облик города. Сейчас идет много споров по поводу, например, новых скульптур – «Пролетарий» и «Венер». Они вызвали очень неоднозначную реакцию. Что Вы об этом думаете?
- Во-первых, мне кажется, что, чтобы говорить о мнении населения, относительно этих объектов, нужно провести научные исследования, массовые опросы, и тогда уже на их основе делать объективные выводы. Хотя вполне возможно, что оно окажется именно таким. Я не могу говорить за всех жителей. Но мое мнение – это прекрасная тенденция. Конкретно эти две скульптуры мне нравятся. Их нельзя оценивать по тем же критериям и параметрам, что и Венеру Милосскую, Нику Самофракийскую, «Рабочего и колхозницу». Это искусство принципиально других категорий и других типов восприятия и способов общения со зрителем.
- Если раньше искусство должно было быть эстетичным, то какую функцию несут эти объекты?
- На мой взгляд, такая скульптура, условно назовем ее контактной, она выполняет очень важную функцию по отношению к городской среде, она ее гуманизирует, делает ее более человечной по отношению к жителям.
Многие европейские города пошли именно по такому пути оформления городской среды, добавления в нее тех форм, которые контактны, доступны гражданам. Я в прошлом году читала интервью мера Стокгольма, этого удивительного города со старинной архитектурой. Там тогда как раз стали устанавливать различные современные арт-объекты. Когда мэра спросили, зачем они нужны, он ответил: «Чтобы с ними фотографироваться». То есть эти объекты не столько привносят идеальную, каноническую красоту, сколько служат объектами развлечения, активизации интересов населения. Хочется верить, что Челябинск также пойдёт по достаточно конструктивному пути.
- В каком, по-вашему мнению, направлении нужно двигаться, чтобы сделать Челябинск более человечным?
- Хочется отметить, что, помимо появления таких скульптур начинает появляться и рекламная контактная скульптура. На Воровского есть огромный слон из металлических листов, который был установлен по инициативе одного из рекламных агентств. Я проезжаю мимо и радуюсь всегда, мне бесконечно приятно, что рекламщики стали думать и об эстетической составляющей своей продукции.
В России передовой опыт внедрения контактной скульптуры, тоже неклассической, авангардной принадлежит Перми. Там жители тоже поначалу очень негативно воспринимали новшество. Я могу об этом судить, потому что это мнение транслировала нам экскурсовод. Даже люди, близкие к искусству, были против, прежде всего потому, что, по их мнению, не стоит на это тратить бюджетные деньги. Такая позиция понятна, но в том числе благодаря тому, что власти стали заниматься художественным оформлением облика города, Пермь сейчас считается одним из крупных центров современного искусства в России.
- И в нашем городе звучат такие оценки.
- Я согласна, что есть более насущные проблемы с художественным обликом города – обилие неинтересной пошлой рекламы, например, да элементарно грязь на улицах. Но появление таких скульптур никак не отменяет их решения.
- Может быть, нас, простых горожан, не очень-то разбирающихся в современном искусстве, шокирует непонятность этих объектов? Имеет ли тогда смысл, выносить эти скульптуры из залов галерей на улицы?
- Во многом это вопрос привычки. Чем больше будет появляться таких объектов, тем они будут привычнее.
- Некоторых горожан смущает даже не художественное решение данных скульптур, а места, в которых они установлены. Как вам кажется, на улицах Челябинска есть место таким скульптурам?
- Проблема контекстуальности искусства, особенно современного, это очень большая проблема, его всегда непросто вписать в существующий городской ландшафт. В этом смысле меня потряс всё тот же Стокгольм, город с прекрасной старинной архитектурой, очень ансамблевый, казалось бы, любой вновь привнесённый в эту среду объект сломает, разрушит её. Однако современная, авангардная скульптура не только не делает этого, но ещё и дополняет, обновляет существующий городской контекст. Значит, эта проблема решаема, в том числе и в нашем городе. Пусть не сразу, но решаема.
 
Таковы были мнения экспертов, но наша рубрика была бы неполной без точки зрения самих горожан на художественный облик Челябинска. Мы опросили жителей Челябинска, как они оценивают новые скульптурные объекты.
 
Нургуль, студентка: «Когда я увидела скульптуру «Венер», она произвела на меня отталкивающее впечатление, он мне совсем не понравился. Недавно я была в Москве, видела на Болотной площади скульптуру «Дети – жертвы пороков взрослых». Эта композиция тоже произвела на меня пугающее впечатление, но за счет того, что в ней заложена очень сильная мысль, она воздействует на зрителя. Мне стало просто страшно за этих бронзовых детей. Значит, этот памятник несет очень большой смысл, художник ясно выразил то, что он хотел сказать. А скульптура «Венер» меня ни о чем не заставила задуматься».
Виктор, программист: «Скульптура «Пролетарий» олицетворяет не просто «человека труда», но и современного человека вообще. Автор хочет показать, что происходит в современном обществе. Скульптура лишена рук и вместо головы у нее гайка – это олицетворяет то, что современный человек не готов к самоотверженному трудолюбию и самостоятельным решениям. Это символизм, не нужно воспринимать все буквально. В любом случае, такие скульптуры – это лучше, чем дымящиеся трубы заводов».
Олеся, учитель: «Неужели нельзя было эстетичнее воплотить идею, показать «человека труда» красивым, сильным, уверенным. Ведь наш город живет за счет того, что у нас есть такие люди, они заслуживают большего, чем памятник из тракторной цепи! Если это такое искусство, то я считаю, что нужно выставлять его в галереях, а не на улице».
Екатерина, специалист по связям с общественностью: «Странные скульптуры. Идея создания скульптуры из вторсырья – хорошая, но, если таких скульптур по городу будет множество, будет ощущение разрухи. В них нет эстетики, они не несут красоту людям. Кроме того, если рассматривать их как образы рабочего человека, то можно воспринимать в качестве оскорбления. Человек труда, без рук, без головы, из тракторной цепи – это попросту неуважение».


Поделиться:
Дата публикации: 13 октября, 2014 [12:33]
Дата изменения: 13 октября, 2014 [13:22]
← Вернуться
Яндекс.Метрика