.

ВАЖНО!

RSS
Общественный информационный Отчет «Органы власти субъектов РФ — навстречу людям!»06.07.2017 13:35
Руководствуясь задачей освещения динамики исполнения Поручений Президента РФ по итогам «Прямой линии с Владимиром Путиным», состоявшейся 15 июня 2017 года, главный интернет-портал регионов России, ОИА «Новости России» и редакция журнала «Экономическая политика России» формируют в сети интернет Общественный информационный Отчет «Органы власти субъектов РФ — навстречу людям!». подробнее »
Все важные публикации

Баннерная сеть

Президент РоссииПравительство Российской ФедерацииМинистерство культуры Российской ФедерацииГубернатор Челябинской областиПравительство Челябинской областиМинистерство культуры Челябинской областиАдминистрация города ЧелябинскаПортал Культура.рф

Информация о работе «прямых линий» по вопросам антикоррупционного просвещения в Управлении культуры Администрации города Челябинска

Управление гражданской защиты города Челябинска предупреждает о необходимости соблюдения населением мер пожарной безопасности

АИС

Информационные партнеры

[Версия для печати]

О российском театре, в чем отличие театра от футбола, можно ли привить человеку любовь к театру, об этом и многом другом на творческой встрече рассказал Роберт Стуруа. 

6-7 декабря в Челябинске в рамках проекта «CHELоВЕК ТЕАТРА» проходил I Международный театральный форум «Встреча континентов». 

Во второй день форума, 7 декабря, для критиков, театроведов и журналистов прошел семинар театрального критика, кандидата искусствоведения, доктора филологических наук Капитолины Кокшенёвой «Актер и режиссер в современном театре: герменевтический круг».

На творческой встрече на вопросы гостей ответил Роберт Стуруа, заслуженный деятель искусств Грузинской ССР, Народный артист СССР, Народный артист Абхазской Автономной Республики, Почетный гражданин Тбилиси.

 

Роберт Стуруа о российском театре, о том, как формируется репертуар театра, можно ли привить человеку любовь к театру и многом другом.

- Роберт Робертович, каков Ваш метод воспитания актеров? 

- Я не преподаю, хотя меня просят. Я пробовал заняться педагогикой, но почувствовал, что из меня получается плохой учитель. За то время, которое я обучал, я бы поставил, по крайней мере, три спектакля. Я решил, что лучше ставить спектакли. Дело в том, что когда актеры приходят на кастинг, то уже готовы ко всему, они учатся по моим спектаклям. У нас в театре должны быть универсальные артисты, которые умеют играть в разных жанрах, переходить из одного жанра в другой. Я их называю футбольной терминологией – тотальные артисты, которые могут всё. 

- Вы сравнили театр с футболом, вернее артиста, который должен быть тотальным футболистом или артистом. Если можно сравнить театр с игровым видом спорта, то, что в театре гол, который нужно забить, и что такое пас между партнерами на сцене.

- Думаю, что театр можно сравнить с футболом, но в футболе есть одна прелесть, которой нет у людей театра - игра, которая должна начаться и кончиться, никому не известна. Зрители и футболисты не знают этой пьесы, игры не похожи друг на друга. Сейчас я мало смотрю футбол, но ранее был фанатом. Пас существует и в театре - хорошие партнеры умеют отдавать мячи тогда, когда твой партнер может забить гол. Я вспоминаю, что в спектакле «Ханума», который я поставил через пять лет после моего прихода в театр, играли два замечательных актера. У них была сцена встречи – текст примерно на полстраницы. Такую маленькую сцену они играли приблизительно полчаса. Понятно, что это была чистой воды импровизация. Причем она каждый раз менялась. Но это могут лишь очень талантливые люди. Когда они чувствуют, что зритель их тоже поддерживает и любит, тогда они плавают как рыбы в воде, и это замечательно. 

- На Ваш взгляд, театр сегодня болен? 

- Не думаю, что театр может заболеть. Он может быть в кризисе. Но кризис для театра – это естественное состояние. Если театр не в кризисе, значит, плохи дела. Для меня театр – это место, где всё каждый раз должно изменяться. Это как маленькая модель жизни. А жизнь все время меняется. Я не думаю, что надо устраивать панику по поводу того, что в российском театре кто-то обнажился. Всё это закончится. Театр уже переживал не лучшие времена - и запрещали, и расстреливали, и арестовывали, но театр выходил как феникс из огня. Это всё нормально. 

- Кто главный в театре – режиссер или актер. Ваше мнение о том, что актеры начинают руководить театрами. 

- У меня есть маленькая легенда, как возникла профессия режиссера. «Когда-то в древнегреческом театре актеры сами ставили спектакли. Среди них был очень образованный артист: он много читал, знал историю, живопись и все, что касается искусства. Он был не очень хороший актер,  но все время делал какие-то замечания. Актер всем надоедал, и кто-то из главных исполнителей сказал: «Слушай, пойди, сядь туда и диктуй, как нам поступать». Когда этот интеллектуал переступил через авансцену и спустился в портер, тогда и родился режиссер, и все поняли, что эта профессия необходима театру». Актер, который знает свое дело, может стать замечательным режиссером. Но мне кажется, что если он стал хорошим режиссером, то должен бросить актерскую деятельность. Продолжать двойную жизнь сложно. 

- Можно ли привить человеку любовь к театру и к искусству в целом?

- Можно, но трудно. Я знаю людей, которые не понимают музыку. Я никогда не смогу привить им любовь к классической музыке. Чтобы полюбить музыку, надо самому играть, уметь петь или как-то коснуться ее. Всем кажется, что театр легко распознавать, интерпретировать, критиковать. Я думаю, из всех видов искусств труднее всего быть критиком театра. Зрителя нужно эмоционально вовлечь, это не может быть только интеллектуальная оценка. Прививать любовь к театру надо с детства. Я родился, когда театр был абсолютно фальшивым. Когда подрос, бабушка приносила билеты на воскресные спектакли. Это были отголоски нормального времени, когда ходить в театр было необходимостью для каждой семьи. Взрослые ходили сами, детей приучали к театру – хотя бы раз в месяц. Сейчас это все исчезло. Я могу привести своего друга на выдающийся спектакль, он встанет и выйдет, потому что ему вообще не нравится, что люди начинают играть кого-то, что-то, эффекты какие-то пускают. Он говорит, что для него лучше посмотреть хорошую живопись или послушать музыку. 

- Каждый режиссер должен чувствовать время, как Вы чувствуете, что сейчас надо давать людям в театре, в кино? В чем сейчас нуждается народ?

-Это сложный вопрос. Что сейчас хочет зритель – трудно понять. Люди в некоторой растерянности. Иногда кажется, что они хотят скандала, развлечения или сильного потрясения. У нас нет хорошей связи с ними. Десять лет назад молодежь считала, что несет какие-то новые идеи. Следующее за ними поколение уже полагает, что это всё неправильно. Нам надо верить в истины, которые известны. Они не изменятся. В девяностые, когда казалось, что добро так перемешано со злом, что ты уже не можешь отличить, хотелось успокоить, сказать: не бойтесь – добро останется добром, а зло – злом. Мы поможем вам распознать это. Я не говорю о жанрах: можно разными способами сказать. Еще я хочу отметить, что средний уровень спектаклей очень вырос. Появились оригинальные, авангардные, немножко смешные, но никогда не вызывающие у меня протеста. 

- Роберт Робертович, как Вы формируете репертуар театра?

- В этом сезоне мы провели фестиваль молодых драматургов. Спектакли трех победителей будут поставлены у нас в театре. Уже вышло два спектакля, выходит третий. Честно говоря, я не строю таких дальних планов. Всё может измениться, и мой замысел будет непонятен. Кроме того, надо думать об артистах, которые должны быть заняты в спектакле. Помню был и такой момент, когда у меня три пьесы, а я не могу выбрать, что ставить. Доходило до того, что я писал на бумаге названия, бросал в шапку и доставал.

- Как Вы поняли, что профессия режиссер – ваше призвание?

- Этот вопрос меня преследует. Я все время себя спрашиваю: это мое призвание или нет. Есть притча: «Если у самого простого сапожника по ночам не возникает мысль: почему я стал сапожником, если у меня как у художника не возникает мысль: почему я стал художником, значит он – плохой сапожник, а я – плохой художник». 

- Ваш самый любимый тост

- Скажу тост моего отца, тост не очень оригинальный, но иногда банальность прекрасна. Отец сказал: «Вы замечали, как по вечерам птицы собираются стаями и начинают волноваться. Животные испытывают тревогу и тоску перед сумерками. Это происходит потому, что им неведомо, что утром солнце взойдет, им кажется что всё - жизнь заканчивается. Люди знают, что солнце взойдет, но этот старый атавизм у нас еще тоже сохранился. Я хочу сказать, что бывает страшная ночь, которая кажется бесконечной, но помните, что солнце всё равно взойдет».



Поделиться:
Дата публикации: 08 декабря, 2016 [09:48]
Дата изменения: 08 декабря, 2016 [11:00]
← Вернуться
Яндекс.Метрика